Меню

развернуть | свернуть

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

lisa-fox.ru > Литература > Охота на лисицу > Охота на лисицу страница 6

Охота на лисицу страница 6

С небольшими перерывами пурга бесновалась на второй и на третий день. В степь соваться бесполезно да и опасно — можно заблудиться и замерзнуть. Эти два дня я пропадал у дяди Феди, учился снимать без порезов лисью шкурку вместе с коготками на лапках, черными ушками и усиками на острой мордочке.

Выбрались в степь мы с Николаем только на третий день. А он выдался исключительно солнечным и тихим. Угомонившаяся погода радовала, свежевыпавший снег искрился под лучами солнца, резал и слепил глаза.

На этот раз мы двинулись вдоль Чумыша к глубокому оврагу, уходящему от реки в степь километра на четыре, его склоны заросли осинником, черемошником и ольховником. По утверждению Культи, овраг — любимое место зайцев, куда поохотиться за ними частенько
наведывается и Патрикеевна. Да и идти-то до него от околицы всего минут пятнадцать.

При входе в овраг Николай предлагает:

— Я пойду по правому, более пологому склону, а ты, Максимыч, иди по самой кромке левого. В случае чего — даём знак друг другу жестами.

Не успели пройти метров двести, как замечаю жесты Николая: «Садись! Садись!» Я стремительно приседаю в снег на корточки и, вытянув шею, начинаю крутить головой — в чем дело? И сразу же вижу, как наметом, метрах в пятидесяти впереди выскакивает наверх из оврага лиса и, развернувшись мордочкой к противоположному склону, где в редком осиннике отчетливо видна фигура Николая, присаживается на задние лапы.

Я вскидываю ружье и какое-то мгновение колеблюсь: расстояние для выстрела на пределе, но и подойти нет возможности — место совершенно открытое, ни одного кустика. Малейшее мое движение вспугнет лису, и я решаюсь.

После выстрела вижу, как лиса прыгает в сторону и устремляется в поле. Делаю упреждение и стреляю вторично. Лиса, перекувырнувшись через голову, распластывается на снегу.
Чуть ли не во все горло ору:
— Е-е-есть!

Одна-единственная картечина угодила лисе в голову.
В этот день мы с Николаем взяли еще двух зайцев: беляка и русака.
А назавтра Культя уехал в Бийск: вызвали на ежегодное медобследование по подтверждению инвалидности (советский бюрократическо-медицинский идиотизм).

И начались мои самостоятельные походы на охоту. Назвать их удачными — язык не поворачивается. За десять дней я добыл всего одну лису и трех зайцев, в том числе — одного русака. Кстати, в Алтайский край русака завезли из средней полосы Европы, и он отлично прижился, быстро размножился, и очень по вкусу пришелся местной лисе.

Пришелся он по вкусу и охотникам. Еще бы — значительно тяжелее беляка, а зимой еще и приметнее из-за своей постоянно серой шубки. Вот только, бестия, хитрым оказался: мало того, что капитально путает следы, петляет перед тем, как залечь на дневку, так еще, сделав сметку через кусты, роет нору и уже под снегом делает ход метра на три в сторону.

Подкрадешься, едва дыша, на лыжах к месту лежки, а он сзади тебя, как пуля, из-под снега выскочит и чешет без оглядки метров двести. Иной раз и ружье не успеешь вскинуть.